Стр. 15

Эту автобиографию отец писал в апреле 1940 года, находясь в бегах от агентов НКВД и от семьи. В 1937 году был арестован органами НКВД его старший брат Василий, работавший в то время исполняющим обязанности начальника коммунального хозяйства Воронежской области. Но о нем, о его судьбе и о судьбе его семьи я напишу в отдельном разделе своих воспоминаний. А пока об отце.

Коваленко Николай Андреевич. 1936 г.

Коваленко Николай Андреевич. 1936 г.

После ареста брата Василия отца предупредили, что его тоже должны арестовать. Поэтому он сбежал, как говорится, исчез. Позже выяснилось, что в это же время из города исчезла и его любовница Мария Щербакова, работавшая официанткой в столовой Новохоперского городского потребительского общества. Тогда нам стало ясно, что отец увез ее с собою. О том, что она была его любовницей, мы знали давно. Но до Марии Щербаковой у него имелась другая любовница — Анька–Спица. Новохоперск был небольшим городком, в котором многие знали друг друга, особенно девушки и юноши, учившиеся в одной–единственной средней школе. И потому многие были наслышаны о любовных похождениях отца. Нам было стыдно за отца перед товарищами, знакомыми и соседями. Измена кого–либо в семье в те добрые времена была самым позорным явлением. Разводов, по существу, не было.

Мы почему–то в измене отца нашей матери винили не отца, а его любовниц. А поэтому всю свою ненависть выплескивали в их адрес не только в своих душах и сердцах, но и в действиях. Иногда я смазывал дегтем калитку в воротах дома, в котором жила Анна–Спица. Несколько раз выплескивал на нее тот же деготь. Но этого для меня было недостаточно. Я думал и думал: что же еще можно сделать пренеприятнейшего этой Анне–Спице? Причем я рассчитывал на то, что любовница отца на меня ни в милицию, ни в школу жаловаться не пойдет. И, наконец, придумал. Я решил вылить ей на голову ведро говна. В начале лета 1936 года я в туалете набрал полведра говна, развел его водою до состояния кашицы и рано утром пошел к ее дому. У палисадника я спрятался в кустах сирени и устроил засаду. Я ждал, когда Анна–Спица выйдет со двора. Около восьми часов утра открывается калитка и появляется любовница отца — высокая, тонкая, с продолговатым лицом и румянцем на щеках Анна. Только она миновала палисадник, я как кошка выскакиваю из–под куста цветущей сирени, надеваю ей на голову ведро с содержимым и стремительно убегаю в овраг, находившийся неподалеку от этого злополучного дома. А оттуда на Хопер. Там моюсь в прохладной утренней воде, стираю белье, сушу его на солнышке и к обеду возвращаюсь домой. И самое удивительное, что Анька–Спица ни разу не вскрикнула, когда я ее обливал дегтем. Так было и на этот раз. А Анькой–Спицей мы прозвали ее потому, что она была высокой и тонкой.

— 15 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой