Стр. 16

Коваленко Николай Андреевич. 1939 год, 19 лет.

Коваленко Николай Андреевич. 1939 год, 19 лет.

Вечером в этот же день отец, придя домой, спросил меня: Это твоя работа?, указывая мне на принесенное им пустое ведро. Нет, это твоя работа, ты меня до этого довел, стыдно за тебя, —ответил я.

Он взял скалку, лежавшую на столе и хотел меня ударить. Но я увернулся, схватил его за руку, быстро сделал подножку и в один миг уложил на пол животом вниз.

Прибежала мать и села ему на спину, закричав: Дай денег, дети голодные! Он ответил: Отпустите меня, я уйду. Мать стала проверять его карманы и в одном из них нашла пятьдесят рублей. Он закричал: Не трогай эти деньги, они для любовницы! Мы слезли с него. Он поднялся на ноги. Мать сказала ему: Уходи! И он, молча, ушел. После этого случая отец месяцами не появлялся.

В начале лета 1938 года он из города исчез, а вместе с ним и вторая его любовница — Мария Щербакова, которая была моложе его на двадцать лет. К концу года стали приходить посылки и денежные переводы от имени Петра Парфентьевича Беликова из города Гарма Таджикской ССР. Тогда мы поняли, что отец находится в Таджикистане. Ну, а почему посылки отправлялись от имени Беликова, понятно. Отец скрывал свои следы от НКВД. И только уже с конца 1939 года, когда волна сталинских репрессий несколько стихла, на посылках и денежных переводах появился его обратный адрес с указанием его фамилии. Должен сказать честно, что отец помогал деньгами и посылками с одеждой и тканями много и почти ежемесячно, вплоть до начала Великой Отечественной войны.

Во время Великой Отечественной войны отец около года служил в Красной Армии, но где, не знаю. Награжден медалями За победу над Германией в Великой Отечественной войне в 1941–1945 гг., За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг., а также многими юбилейными медалями в ознаменование Дня Победы над фашисткой Германией и Дня Советской Армии.

После увольнения из Красной Армии и до выхода на пенсию отец работал заведующим торговым отделом Кулябского Облисполкома Таджикской ССР.

В начале Великой Отечественной войны я написал письмо отцу с фронта, в котором в грубой форме, с оскорблениями личности, как теперь говорят, ругал его за измену семье, за брошенную им нашу мать и покинутых им нас, своих пятерых детей. В этом письме было отправлено ему и стихотворение, в котором я обещал, если останусь живым, срубить ему голову, как последнему фашисту, оставшемуся на нашей земле. Я все стихотворение не помню, но два куплета в моей памяти сохранились. Вот они:

    Променял семью ты на б…
    И торгующих собою проституток,
    Бросил ты жену и пятерых детей, —
    О подлый, подлый твой поступок!
    
    И если в этой битве я живым останусь
    И вернусь когда–нибудь домой,
    Я найду тебя в горах Таджикистана
    И голову твою снесу долой!

Разумеется, женщины, с которым отец имел интимные связи, не были проститутками. Это были обычные молодые женщины, стремившиеся устроить свою жизнь.

— 16 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой