Стр. 19

А после моего переезда в 1956 году из Печенги Мурманской области в город Чебаркуль Челябинской области переписка стала регулярной и доброжелательной. Потребовалось около двадцати лет, чтобы восстановить нарушенные отношения с отцом по его же вине.

В своих письмах отец неоднократно просил разрешения на приезд ко мне, чтобы познакомиться с моей семьей. Я отказывал ему в этом. Видимо, для этого не пришло еще время, и в моей душе лежал еще тяжелый груз его измены семье. Правда, моя жена, прочитав его очередное письмо с просьбой разрешить приехать к нам, говорила:
— Ну что ты не хочешь, чтобы он приехал? Ведь он твой отец, он переживает за случившуюся когда–то измену семье. Но ведь это было давно, с того времени прошло двадцать лет и пора об этом забыть. Напиши ему, чтобы приехал. Не издевайся над ним.

В 1959 году, после увольнения из армии по болезни, я с семьей переехал с Урала (Нижнего Тагила) на постоянное жительство в Петрозаводск.
И тогда я написал письмо отцу, в котором пригласил его приехать к нам. В сентябре 1960 года он приехал. Мы встретили его по–родственному, тепло. Пробыл он у нас две недели. Я ни разу не напомнил ему о прошлом, ни разу не упрекнул его за предательство семьи тогда, уже в далеком 1938 году. Правда, в день приезда я обидел его. Помню, мы — я, моя жена и отец — сидели за столом. Выпили по рюмке–две вина и вели разговор о жизни, о делах, о прошедших годах. И тут жена стала задавать моему отцу вопросы, а он отвечать ей.

— Андрей Минаевич, как могло случиться, что Вы бросили жену и пятерых детей, в чем причины, и считаете ли себя виноватым в этом?

— Дорогая Тоня, на эти вопросы я отвечу так: во–первых, я работал в системе торговли. А как известно, в этой системе всегда работали в основном женщины, и в торговле всегда процветали блат, взяточничество, обман и обсчет покупателя. А на этой почве происходили знакомства, организовывались пьянки, гулянки, вечеринки, результатом которых были измены жен мужьям и наоборот. И на одной гулянке за счет левых я попался на крючок молодой официантки столовой, с которой и связал в дальнейшем свою судьбу. А во–вторых, в декабре 1937 года был арестован, как враг народа, мой старший брат Василий. Я получил предупреждение, что меня тоже могут арестовать. И мне ничего не оставалось, как только уехать подальше и затеряться, запутать свои следы. И я уехал в Таджикистан, забрал с собою официантку столовой, с которой сожительствовал около двух лет. А вообще эту глупость я совершил по молодости и очень сожалею, что бросил семью.

Тут в разговор моей жены и отца вмешался я, сказав:

— Ни хера себе, был молод… Тебе было сорок пять, какой же ты был молодой? Ты просто в бытовом отношении разложился.

— 19 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой