Мать

Моя мать, по девичьей фамилии Коваль Мария Ивановна, родилась 20 мая 1894 года на Украине, на Полтавщине. В 1902 году вместе со своими родителями приехала в Воронежскую губернию. Ее отец, Иван Никитович, получил от царя надел земли, но сколько, не знаю. Мать окончила отлично три класса церковно–приходской школы. Замуж за моего отца вышла в 1919 году. Была она женщиной скромной, тихой, даже чрезмерно тихой, да в какой–то степени и замкнутой. Все семейные беды и жизненные невзгоды она, как говорят, переносила в себе, молча. За всю свою долгую, тяжелую и мучительную жизнь мать никого не обидела, никому не нагрубила. Ни в каких спорах, скандалах, дрязгах и сплетнях она никогда не принимала участия. До приезда в город Новохоперск всё большое хозяйство было на ее руках и плечах. Она работала от зари до зари, от восхода до захода солнца.

Мария Ивановна Коваленко (Коваль).

Мария Ивановна Коваленко (Коваль).

Не уменьшалось забот и хлопот после переезда в город. В 1932 году начался голод, достигший своего апогея в 1933 году. Основной заботой матери было хоть чем–то нас накормить, не дать умереть от голода, спасти нас. Основной едой в то время была затируха. Отец и мать где–то доставали обмолотое зерно овса, ячменя, пшеницы и ржи. Мать или отец садились за жернова и мололи ими что–то вроде крупы. Жернова — это два плоских круглых камня с насечками на их плоскостях. В центре камней отверстия для оси. Ось была вмонтирована наглухо в нижний камень. Верхний камень клали на нижний. Верхний камень имел еще одно отверстие недалеко от центра, в которое засыпали зерно. На краю окружности верхнего колеса была ручка в виде штыря, с помощью которой вращали верхний круг. Зерно попадало между камнями и дробилось, растиралось, разминалось (жерновами) на крупу. Из этой крупы и варили затируху. Жиров не было, редко перепадало растительное масло. Этой едой и питались около полутора лет.

Конечно, питались не только затирухой. Много ели подсолнечных жмыхов, которые в добрые времена, до коллективизации сельского хозяйства, шли на корм скоту. С ранней весны и до поздней осени мать варила супы из крапивы и лебеды. Иногда был и хлеб, краюху которого отец изредка где–то доставал. Ели и дубовые желуди. Каждый выживал, кто как мог.

В 1934 году жизнь понемногу улучшилась. Были введены карточки на хлеб. Насколько я помню, по карточкам выдавали 400 граммов хлеба на работающего и по 300 граммов на иждивенца на день. Наша семья получала на 100 граммов больше на каждого, так как отец был красногвардейцем и красным партизаном. Такова была льгота для них и их семей. За хлебом с раннего утра у магазинов выстраивались очереди в несколько сотен человек. Выкупать хлеб ходил я. Хлеб выкупал без очереди, предъявляя красногвардейское удостоверение отца. Получить хлеб вне очереди, — это была еще одна льгота красногвардейцу. И не было случая, чтобы по пути из магазина домой я бы съел довесок или отломил кусочек хлеба. Несмотря на неописуемое чувство голода, я как–то сдерживал себя, хлеб полностью приносил домой и отдавал матери. А мать делила хлеб и выдавала нам по кусочку три раза в день: к завтраку, обеду и ужину.

Коваленко Николай Андреевич. 1940 г. Южный Казахстан.

Коваленко Николай Андреевич. 1940 г. Южный Казахстан.

Весною этого же, 1934 года, отец получил двадцать пять соток земли на окраине города. На этом участке мы посеяли кукурузу, посадили картофель, немного арбузов и дынь. А на втором участке в пойме реки Хопер сажали огурцы, помидоры, лук, морковь, репу, капусту, редиску, укроп и другую зелень. В этом году всё уродилось на славу. Да и последующие годы, вплоть до сорок первого года, урожаи были хорошие. Жить стало легче. Завели полтора десятка кур и ежегодно откармливали свинью. Работы хватало всем. На прополку участков и уборку урожая выходили всей семьей. Урожай с участков я вывозил на большой двухколесной тачке. Так за счет этих участков мать кормила семью до выезда осенью 1941 года в Сталинабад.

— 21 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой