Стр. 23

К обеду домой пришли сестры: Рая из школы, а также Валя и ее муж. На домашнем совете было решено: на следующий день, Первого Мая, организовать праздничный обед в честь майского праздника и моего приезда. Мы с зятем Петром Алексеевичем, старшим лейтенантом, летчиком, взяв двадцатилитровую бутыль, пошли закупать вино и продукты. На проспекте Сталина зашли в первую попавшуюся на нашем пути шашлычную. Нас встретил гостеприимно пожилой таджик — хозяин шашлычной. Я заказал три стакана вина, несколько шашлыков, зеленый лук и укроп. Когда все было подано, я попросил сесть за стол хозяина шашлычной. Он с благодарностью, раскланиваясь по восточному обычаю, принял мое приглашение. Мы выпили по стакану–два виноградного вина, закусили шашлыками и зеленью. И хозяин шашлычной начал задавать вопросы. Его интересовало, кто я, как попал в Сталинабад, какая семья, как она жила и выжила в этой страшной войне, на каких фронтах и в каких должностях воевал, за что получил ордена, где и кем служу в данное время. И много других вопросов.

За ответами на вопросы и воспоминаниями мы просидели до вечера. Начинало темнеть. Я поблагодарил хозяина шашлычной за гостеприимство и положил ему на прилавок тысячу рублей. Он отказался от денег, засунув их мне обратно в карман гимнастерки. Забрав наполненную виноградным вином двадцатилитровую бутыль, мы пошли домой. Никаких продуктов в этот день не купили. Утром 1 Мая мы с Петром Алексеевичем снова пошли покупать продукты. По пути в магазины вспомнил, что за двадцать литров вина я хозяину шашлычной не уплатил. Надо было рассчитаться. Мы зашли в шашлычную. Хозяин нас встретил любезно. Я извинился перед ним за то, что вчера мы ушли, не рассчитавшись за вино. Я отдал ему тысячу рублей. Он поблагодарил, налил нам по стакану вина и сказал: Я помню, что вы вчера ушли, не заплатив за вино. Я не стал догонять вас, чтобы не ставить в неудобное положение. Но я знал и верил, что вы придете и принесете деньги.

Мы выпили по стакану вина. Он предложил еще по стакану. Мы отказались и, поблагодарив его, пошли по своим делам. На прощанье он приглашал заходить к нему. За время отпуска я заходил к нему несколько раз. И всякий раз он угощал меня вином и шашлыками.

Первого Мая мы пригласили соседей и за торжественным обедом отметили мой приезд. Через месяц я уехал в местечко Наутси (на стыке Советской, Финской и Норвежской госграниц), где я служил в должности начальника разведки 83–ей Стрелковой Краснознаменной дивизии.

В 1947 году я к матери в отпуск в Сталинабад не ездил. В этом году я ездил в отпуск в город Бутурлиновку Воронежской области к тете Елизавете Минаевне (сестре отца), а оттуда в Казань к ее сыну Пете, то есть к своему двоюродному брату.

С 1948 года по 1952 год я ездил ежегодно в отпуск к матери в Сталинабад. В 1952 году мать переехала в Кривой Рог к родителям мужа младшей дочери Раисы, а оттуда в 1953 году перекочевала в Запорожье, где жила год на частной квартире. В этом же году к ней приехали из Сталинабада ее старшая сестра Наталья Ивановна и младший брат Игнат Иванович. В 1954 году они на окраине Запорожья купили дом. В 1968 году Игнат Иванович умер, а в 1975 году ушла из жизни и Наталья Ивановна. Я ездил их хоронить. В 1975 году я дом продал, а мать перевез к ее дочери Раисе, в Кривой Рог, где она и умерла в апреле 1990 года, не дожив одного месяца до 96 лет.

У матери было три брата — Иустин Иванович (с остатками войск Деникина в годы гражданской войны бежал во Францию), Антон Иванович (в 1933 году был арестован органами НКВД как кулак и уничтожен) и Игнат Иванович, умерший в 1968 году.

— 23 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой