Стр. 27

В связи с арестом и привлечением к уголовной ответственности Василий Минаевич 10 декабря 1937 года был исключен из членов ВКП(б) как враг народа.

13 апреля 1938 года Военная Коллегия Верховного Суда СССР приговорила дядю Васю к высшей мере наказания — расстрелу с конфискацией всего, лично ему принадлежащего имущества.

13 апреля 1938 года дядя Вася был расстрелян в городе Воронеже. В этот же день были расстреляны: секретарь Воронежского Обкома ВКП(б) Рябинин Евгений Иванович, председатель Облисполкома Орлов Дмитрий Александрович и Клюев Константин Николаевич.

Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 26 августа 1956 года приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 13 апреля 1938 года был отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Дядя Вася был посмертно реабилитирован. Он также реабилитирован посмертно и в партийном отношении.

Я хорошо помню страшный 1937 год. Весь тот год производились аресты. Арестовывали колхозников, учителей, партийных работников, служащих советских органов и сотрудников НКВД.

Сексоты, стукачи, осведомители писали доносы в НКВД на своих сослуживцев, на соседей и даже на родственников. В своих доносах они сообщали в органы НКВД о том, что кто–то недоволен советской властью, что кто–то сказал, что ему до революции жилось лучше, чем теперь, что кто–то использовал газеты с портретом Сталина или кого–то из руководителей страны на растопку дров в печке или на нужды в клозете. И люди, на которых поступали донесения, арестовывались и навсегда исчезали.

В начале 1937 года арестовали добродушного, всегда не по возрасту подвижного и веселого и за это любимого нами учителя музыки Ивана Семеновича. Какой–то стукач донес в НКВД, что у Ивана Семеновича имеется много золотых монет царской чеканки. Его вызвали в НКВД и спросили, много ли у него золота. Он ответил, что имеет десять золотых монет. Его отправили домой за монетами. Он принес монеты. Дежурный по отделу НКВД сказал Ивану Семеновичу, что следователь уехал по срочному делу, оставил монеты у себя и сказал, чтобы Иван Семенович пришел к следователю на следующий день. Он пришел. Монеты стопкой лежали на столе. Следователь спросил у Ивана Семеновича, откуда у него эти монеты. Иван Семенович ответил, что он до революции учил детей богачей музыке — играть на рояле, гитаре, скрипке и на других музыкальных инструментах, и они расплачивались с ним золотом. Следователь, извинившись перед Иваном Семеновичем за причиненное ему беспокойство, сказал ему, что для нашего огромного государства этого золота мало, возвратил ему монеты и отпустил домой. Через несколько дней Ивана Семеновича снова вызвали с монетами в отдел НКВД. Следователь пригласил его сесть за стол, достал из ящика стола лупу и начал рассматривать монеты, приговаривая: Так, так, тут нету, тут нету, тут нету, тут есть, тут нету… Так бормотал до последней просмотренной монеты. Затем, обращаясь к Ивану Семеновичу, следователь сказал: Милейший сударь! Приносившиеся Вами ранее монеты мы пометили! Сегодня из этих монет имеется лишь одна, остальные другие. Так сколько же у Вас золотых монет и где они спрятаны? В горшке, под порогом кухонной двери, — ответил Иван Семенович. В этот же день золотые монеты у него конфисковали, а вместе с ними забрали и Ивана Семеновича. Наш учитель музыки исчез навсегда.

В это же время арестовали еще одного учителя, который вел занятия в начальных классах. Я хорошо его помню. Он жил недалеко от меня, и я его часто встречал на улице. Он был всегда обут в коричневые ботинки, на икрах ног краги такого же цвета и брюки цвета хаки. Он, бывший офицер царской армии, был всегда опрятен, строен и подтянут. Взгляд у него был прямой, пронизывающий, съедающий, но душа у него была добрая. Его арестовали лишь за то, что он когда–то был офицером царской армии. И он бесследно исчез, как и наш любимый учитель музыки.

— 27 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой