Дети Антонины Николаевны и Василия Минаевича

Нелли Васильевна

Нелли Васильевна. Родилась 26 ноября 1931 года. Ее мать, Антонина Николаевна, предчувствуя предстоящий арест, спрятала шестилетнюю Нелю у брата мужа своей сестры Зинаиды Николаевны — Ачкасова Павла Васильевича. В последних числах декабря 1937 года Павел Васильевич отвез Нелю в Москву к ее тете, сестре матери, Зинаиде Николаевне, работавшей бухгалтером в Военно–Воздушной Академии имени Жуковского. Дом, в котором жила Зинаида Николаевна, кишел сексотами и стукачами, а поэтому Нелю держать там было опасно. Зинаида Николаевна дала телеграмму своему отцу Рыбке Николаю Кузьмичу в Коношу Архангельской области, где он со своей многочисленной семьей находился в ссылке как кулак с марта 1930 года. В телеграмме было сказано: Срочно приезжайте Нелей. Об аресте Василия Минаевича там уже знали. Теперь стало ясно, что арестована и Антонина Николаевна. Взрослым ссыльным выезд из Коноши был запрещен. Вокруг поселка ссыльных, на дорогах и тропах, идущих от него, дежурили агенты НКВД. К тому же взрослые ссыльные не могли выйти за пределы своего поселка без специального пропуска коменданта НКВД. На семейном совете Николая Кузьмича было решено за Нелей в Москву отправить самую молодую сестру ее матери —Женю, которой 31 декабря исполнилось только пятнадцать лет. Она была несовершеннолетней, ей не требовался пропуск на выход или на выезд из спецпоселка, да и люди могли не обратить внимания на ее отсутствие в семье Рыбок. Захватив с собою свидетельство о рождении и сумочку с едой, Женя в один из последних декабрьских дней незамеченной филерами покинула спецпоселок. С неба большими хлопьями валил густой снег, как будто бы жалел ее, помогая ей, укрывая ее от посторонних глаз. Пройдя по шпалам железки шесть километров, она подошла к заснеженному зданию. Это был железнодорожный вокзал Коноши. Отряхнув с себя снег, она с волнением вошла в него. В зале ожидания находилось несколько человек, которые на ее появление внимания не обратили. Присев на скамейку, она осмотрела их. Подозрительных, могущих быть агентами НКВД, она не обнаружила. Передохнув и успокоившись, она поднялась со скамейки и уверенно пошла к билетной кассе. Над окошком кассы висело объявление: Приобретая билет, предъявите пропуск на право выезда. Женя, подав кассирше свидетельство о рождении, сказала: Мне билет до Москвы. Кассирша спросила, местная ли она и зачем едет в Москву. Женя ответила, что местная, а в Москву едет к родственникам на Новый год. Кассирша, не заглянув в свидетельство о рождении, подала ей его обратно, а вместе с ним и билет до Москвы. Подошел поезд Архангельск — Москва. Женя зашла в свой вагон, залезла на среднюю полку, подложила под голову сумку и, повернувшись к перегородке, легла. Она не хотела обращать на себя внимания пассажиров. Поезд тронулся. В Москве она находилась всего лишь одни сутки. 31 декабря 1937 года она возвратилась в Коношу с шестилетней племянницей. Неля волею судьбы оказалась в ссылке. Она многие годы лишения и тяготы ссыльной жизни переносила вместе с семьей Рыбок: с добрым дедушкой Николаем Кузьмичом, с заботливой бабушкой Александрой Федосеевной, с всегда внимательными к ней молодыми тетушками — Клавой, Верой, Аней, Женей и с веселым дядей Колей. О них я напишу отдельно.

— 35 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой