Стр. 38

В 1949 году Неля оканчивает ремесленное училище и получает специальность токаря. Ее направляют на машиностроительный завод на станции Узловая Тульской области. Там она поначалу работает токарем, а затем контролером в отделе технического контроля завода. Она безмерно рада, она самостоятельный человек, она сама себе зарабатывает на одежду, питание и на карманные расходы. Десятилетнее скитание по родственникам и чужим людям с протянутой рукой и открытым ртом в ожидании, что кто–то бросит на лапу копейку, а в рот кусок хлеба, закончилось. Прошли многолетние мучительные ожидания возможной встречи с отцом, арестованным более десяти лет тому назад. Ей стало ясно, что его давно уже нет в живых. Но душу Нели терзало то обстоятельство, что в заявлении о приеме в комсомол она написала, что отец умер. Выходило, что она обманула комсомол, поступила нечестно, тогда как Устав требует от каждого быть честным и правдивым. Она сама себе говорила: Нет, нет, нет! Мой отец не виноват. И если секретарь комсомольской организации сказал, чтобы в заявлении написала, что отец умер, то он знал, что делал. И Неля успокаивалась.

В начале шестидесятых годов Неля из Узловой уезжает в город Гусев Калининградской области к старшей сестре Майе, муж которой служил в одной из воинских частей. Там она работает в Горэнерго. В 1955 году выходит замуж за офицера — политработника. Арест отца, как врага народа, органами НКВД в 1937 году она от мужа скрывает. Неля боится, что молодой, красивый, стройный офицер, которого она полюбила, не возьмет ее замуж. А таких случаев в том время бывало много. Ведь офицеру, женившемуся на дочери репрессированных родителей или кулаков, в жизни ничего хорошего не светило. Такой офицер попадал под негласное наблюдение военной контрразведки «Смерш», что означало: смерть шпионам. Такому офицеру отсекались пути поступления в высшие учебные военные заведения и продвижение по службе. Такому офицеру исключалась возможность службы в наших войсках за границей или командировки в другую страну. Если же кто–то из таких офицеров попадал на службу за границу, то его жену за пределы СССР не выпускали. В качестве примера я могу привести старшую сестру Нелли Васильевны Майю, муж которой пять лет служил в Германской Демократической Республике, а ее туда не пускали.

Неля понимала, что она может стать помехой в продвижении мужа по службе, так как она дочь врага народа. Она много раз порывалась рассказать мужу правду о своем отце. Но каждый раз откладывала свое признание, боясь, что любимый муж бросит ее. Совесть всё сильнее грызла ее, нарушая ее душевное спокойствие. И неизвестно, сколько бы времени продолжались ее раздумья, душевные муки и сердечные боли, если бы в феврале 1956 года не состоялся двадцатый Съезд Коммунистической партии Советского Союза. На Съезде по докладу Первого Секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Никиты Сергеевича Хрущева «О культе личности Сталина и его тяжелых последствиях для Партии и Советского народа» было принято постановление о полной реабилитации всех незаконно репрессированных сталинским режимом граждан по политическим мотивам.

— 38 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой