Стр. 4

С другой стороны дома, метрах в двадцати–тридцати от него стояла конюшня, в которой находились пара волов, две коровы, две–три лошади, жеребята, телята и десятка по полтора овец и коз. Овец держали для получения от них шерсти и выделки овчин на изготовление одежды, а коз — для получения пуха на платки и перчатки. За конюшней стояла клуня — это по–украински. А по–русски — рига, крытая соломой. В этом достаточно большом по площади и простом по обустройству помещении, хранились на корм скоту мякина, необмолоченный овес, а также основная сельхозтехника — канадская сноповязалка, конные грабли и другой сельскохозяйственный инвентарь. Сноповязалку дед выписывал из Канады. Она была на конной тяге. Скашивала пшеницу или рожь, тут же специальное устройство связывало скошенное в снопы и сбрасывало их на стерню. Снопы складывали в крестообразные копны для дозревания зерна. Шпагат из морской травы для сноповязалки дед ежегодно получал из Канады через какую–то сельскохозяйственную ассоциацию. Эта машина на всю округу была только у деда и ею пользовались многие те, кто помогал деду в уборке и обмолоте урожая, в скирдовании соломы и заготовке сена. Сноповязалка очень облегчала труд на уборке пшеницы и ржи. Ведь не надо было идти десятку женщин вслед за нею, как за обычной жнейкой, собирать и связывать в снопы скошенную пшеницу или рожь. Весь сельхозинвентарь всегда к зиме был вычищен, отремонтирован и выкрашен. После сдачи сельхозинвентаря в колхоз сноповязалка была сломана, а остальной сельхозинвентарь стоял на колхозном дворе ржавым, грязным, ободранным.

Хозяйство деда было крепким, середняцким. Он и мать работали от зари до зари. Надо было накормить ежедневно не только семью, но скот и птицу, заниматься прополкой поля, ухаживать за еще маленькими братом и двумя сестрами. Отец почти не помогал, он работал в различных советских сельских органах. Несмотря на адский повседневный труд, я никогда не слышал жалоб ни от матери, ни от деда об усталости или каких–то болезнях. А потому в доме все было, и жили хорошо. Были излишки сельхозпродукции — пшеницы, ржи, гречки, мяса и других. Они оставались после того, как полностью производились поставки по контракту государству. Излишки продукции закупала, рассчитываясь на месте, какая–то заготконтора и все вывозила своим гужевым транспортом.

Дед в своем поселке пользовался большим авторитетом как знаток сельского хозяйства и умелец различных бытовых дел. Хорошо помню 1928 год. В апреле месяце к нему пришли на консультацию односельчане с вопросом, не пора ли начинать весенний сев. Все пошли в поле. Дед в нескольких местах прощупал пашню рукой на глубину сантиметров до двадцати и сказал: Сеять будем через неделю. И через неделю все начали сев. Помню, в этом же году долго не было дождей. Селяне волновались и собирались у деда на совет. Он их успокаивал, говоря, что дождь скоро будет. Однако некоторые верующие пригласили попа приехать и провести молебен, прося у Бога дождя. Поп приехал. И все — и стар, и мал, пошли в поле. С дедом пошел и я. Когда шли к месту молебна, дед говорил Ох, и хитрый Батюшка, у него в доме имеется барометр. Сегодня начало падать давление, будет дождь. Вот Батюшка и приехал. Он знает, когда надо молиться. Я, конечно, не знал, что такое давление, почему и как оно падает. Но барометр я видел ежедневно. Он у нас висел на стене в кухне, и дед каждый день смотрел на него.

— 4 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой