Стр. 49

Конечный пункт эшелона держался в секрете. В середине эшелона находился вагон в энкэвэдэшниками, а рядом с ним вагон с армейскими кухнями. На день выдавали по черпаку кулеша, столько же кипятку и по пятьсот граммов хлеба на человека. Остановки для выдачи пищи производились в глухих, безлюдных местах утром и вечером. В это время изгнанников выпускали из вагонов для отправления естественных потребностей. Женщин ставили в одну — две шеренги лицом к вагону, а за ними в таком же порядке мужчин, лицом в противоположную сторону. По команде энкэвэдэшника Начинай женщины задирали юбки, а мужчины опускали штаны. Охранники были вооружены винтовками. Иногда слышались выстрелы. Стреляли по пытавшимся сбежать. Пожилые люди и взрослые дети стеснялись ходить в ведро и терпели до очередной остановки. Шестидесятилетняя бабушка Махотина из села Троицкого до очередной остановки не дотянула, у нее лопнул мочевой пузырь, переполненный жидкостью. Она умерла. Земляки не позволили охранникам выбросить ее тело на растерзание зверям в лес. Они мертвую Махотину упрятали под нарами и довезли до места ссылки — станции Коноша Архангельской области.

Выгрузили из вагонов. Сотни стариков, мужчин, женщин и детей, забросив на свои крестьянских плечи узлы и узелки со своим домашним скарбом, сопровождаемые охранниками, двинулись в лагерь, в котором им предстояло жить и выживать, работать и умирать.

Вскоре они увидели в лесу, среди вековых елей, огромные шалаши, построенные в форме большой буквы «А». Привезенную на санях под видом больной мертвую бабушку Махотину похоронили недалеко от шалашей, на возвышенном месте, которое вскоре стало кладбищем и вечным приютом сотен и сотен сталинских мучеников.

В шалашах с двухскатными крышами, покрытыми еловым лапником, с обеих торцовых сторон имелись двери с небольшими окнами над ними. При входе в шалаши внутри них с обеих сторон стояли огромные глинобитные печи. Посредине шалашей по всей их длине имелись двухъярусные нары с разрывом для стола и скамеек. По бокам шалашных стен были устроены одноярусные нары. Деревянные полы отсутствовали. Шалаши были построены на земле, заваленной снегом. В проходах между нарами и под ними лежал снег. В этих шалашах начинали свою ссыльную жизнь крестьяне из Алферовки, Троицкого, из Рыбкинского и Иогановки, из Дубового и Красного, из многих других хуторов и сел степного Прихоперья.

Николая Кузьмича назначили старшим по шалашу. Он разместил детей на нижних нарах с одной стороны, а на верхних их родителей, стариков на нижних нарах с другой стороны, а на верхних семейные пары. Боковые одноярусные нары были отданы молодежи: с одной стороны парням, с другой — девушкам. Над проходами и над нарами по всей длине шалаша приколотил жерди, на которых вешали одежду и подвешивали банки, котелки, сумки с продуктами и пищей. Со временем завелись крысы, мыши, вши и полчища тараканов. Пищу готовили под навесом на кострах. Всем выдавали продуктовые пайки. Работающим на день: хлеба — 400 гр, крупы — 50 гр, рыбы — 20 гр, сахара — 20 гр, соли и мыла по 10 гр, а спичек — коробок на месяц. Старикам и детям на день: 200 гр. хлеба, 30 гр. крупы, 10 гр. сахару и столько же рыбы. Пайки выдавались на каждые десять суток.

— 49 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой