Стр. 53

15 августа 1994 года:

…30 марта 1930 года нас загнали в грузовые вагоны, где имелись двухъярусные нары, чугунная печка и ведро для испражнений. Из Новохоперска пригнали наших отцов. Мы сутки сидели закрытыми в вагоне и плакали. Вдруг вагон открыли и вызвали папу. Председатель Новохоперского Райисполкома Буханцов и начальник райотдела НКВД сказали ему: Николай Кузьмич, вы ссылке не подлежите, вы работали на Советское государство, выходите из вагона с семьей и поезжайте домой. Папа ответил: Я своего брата и земляков не брошу, я поеду со всеми тут находящимися туда, куда повезут. Вагон закрыли. Эшелон тронулся. Под перестук колес на стыках рельс, крики баб и плач детей нас увозили с родных мест в ссылку.

Через неделю нас выгрузили на станции Коноша. Мы подняли свои вещички на плечи, и нас повели в лес. В шести километрах от станции поселили в огромные шалаши, построенные на снегу. На следующий день всех взрослых погнали на лесозаготовки.

18 августа 1994 года:

…В первое полугодие 1930 года много умирало стариков и детей от истощения, простудных заболеваний и разных эпидемий. В день зарывали по 30–40 покойников. С 11 часов до позднего вечера похоронные процессии шли одна за другой. Шалашей было много, и людей в них было набито полным–полно. Национальности были разные. Татар хоронили без гробов, сидя. Покойнику ложили кружку, миску, ложку, украшения, инструменты, в общем то, что можно было взять от оставшихся еще в живых. До могилы покойника несли в гробу, а потом гроб сжигали вместе с одеждой умершего.

…Почти у каждого барака лежали штабеля нестроганых досок, как будто бы специально приготовленных для изготовления гробов.

…Потом разрешили детей до двенадцати лет, а также нетрудоспособных стариков отправлять на родину, если их кто–то мог забрать. Но уезжало мало: одни уже умерли, других никто не забирал, а третьим не к кому было ехать. И она продолжали умирать в Архангельских лесах.

— 53 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой