Стр. 58

Трудовая деятельность началась с 16 лет на подсобных работах. Собирали кору на лесоскладах, ее куда–то экспортировали. Взрослели мы, и взрослела работа: разделка баланса, разделка дров у пекарни, подборка сучьев в лесу, уборщица в бараке рабочих, помощник повара в столовой. Это на лесоучастке. Жили в бараке. Потом переехали в спецпоселок Коношозерский. Работала буфетчицей в столовой, а затем заведующей, воспитателем детсада. Мое руководство, находившееся в Няндоме, работой детсада было довольно. Но вдруг вызывают меня в комендатуру и приказывают детсад сдать и идти работать в лес.

Через шесть лет, будучи замужем и имея детей, узнала причину: наш комендант, сорока лет, женатый, имевший детей, влюбился в меня. И его жена объявила ему ультиматум: или он отправит меня на работу в лес, или она сообщит в парторганизацию и он слетит с работы и потеряет партийный билет. Комендант отправил меня в лес. Работала на ремонте лесовозных дорог.

В 1934 году вышла замуж. Муж не ссыльный, но сын ссыльного. Учился он в Московском музыкальном техникуме. Его предупредили, что исключат из техникума и вышлют. Он ушел из техникума и приехал жить в Коношу, к сосланному отцу. У моего мужа взяли паспорт на прописку и не вернули. Так он остался жить в нашем поселке. Тут самодеятельность нас в клубе и свела.

После рождения сына работала воспитателем в детском интернате. В 1939 году мы переехали в Подюгу, где я работала счетоводом в конторе лесопункта, а муж художественным руководителем в доме культуры.

В 1944 году я с детьми уехала в город Выску Горьковской области, к свекрови. Но я и мои четверо детей: девяти, семи, трех лет и семимесячный сын, там были лишними и не нужны. Свекровь заявила, что с детьми нянчиться не будет. Я уехала в село Монаково Горьковской области. Работала счетоводом в школе. В 1946 году приехал муж, но работа в детдоме его не устраивала. Мы переехали в поселок Вербовский Муромского района, где муж работал художественным руководителем в доме культуры. Жили в одной комнате барака, предназначенного под снос. Неустройство с жильем вынудило нас уехать в Фоминки, где муж умер в 1950 году.

Осталась я одна с четырьмя сыновьями: пяти, семи, одиннадцати и четырнадцати лет. А пятый родился через шесть месяцев после смерти мужа. Вот тут досталось мне похлеще, чем в ссылке. Горя я хлебнула. Писать об этом не буду. Это не каждый поймет.

В Фоминке я работала счетоводом в промкомбинате, затем директором районного Дома культуры. Не сработавшись с худруком, я возвратилась в промкомбинат на должность приемщика–счетовода в Дом быта, оттуда я ушла на пенсию. Со временем, обменяв квартиру, переехала в Меленки. Тут живут два сына, а двое сыновей живут в Московской области. Двое имеют высшее образование, а двое закончили техникумы. Ой, как после смерти мужа мне было трудно вырастить и выучить детей!

Образование у меня четыре класса начальной школы. А дальше нам, детям кулаков, учиться не позволялось.

Очень люблю разгадывать кроссворды. Это занятие как физзарядка для моих склерозных мозгов. Я оглохла и не могу общаться с людьми, кроме как перепиской. Это меня очень угнетает.

— 58 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой