Стр. 6

Во время уборочной страды потребовалось много усилий, труда и крестьянской смекалки, чтобы убрать полегшие хлеба до единого колоска. Дед говорил, что это был самый тяжелый год за всю его почти семидесятилетнюю жизнь.

Дед много умел делать. Делал чисто, аккуратно и, как говорят, на совесть. Дед вместе с соседом Поликарпом Максимовичем Лебедем выделывал кожи: из бычьих и коровьих шкур на подошвы и стельки, из козьих — на хром для обуви, а из овечьих — на мех и яловые сапоги. Недалеко от пруда была построена изба без всяких внутренних перегородок. В избе стояли плита с большим чугунным котлом, три огромных дубовых чана, специальные столы для обработки кож, а также необходимый инвентарь — струги, скребки, захваты, зажимы и другие приспособления. В чанах квасили и дубили кожи. Дубили дубовой корой. Овчины и козьи шкуры на хром красили черной и темно–коричневой красками — по желанию заказчиков. Помню, для выделки кож применяли отруби, соль, простоквашу, а также какие–то химикаты, свободно продававшиеся в москательных лавках в райцентре городе Новохоперске. Выделкой кож они занимались с поздней осени и до ранней весны. Это был нелегкий труд. Я помогал им соскабливать с кож шерсть и мездру, укладывать кожи в чаны, носил воду из колодца, дрова для плиты и убирал отходы, сжигая их в печке. Эта изба использовалась и как баня — в ней мы мылись. Дед выделывал на мех шкурки зайцев и лис, которых было множество в полях и перелесках. У него имелось ружье, но на охоту он ходил редко, разве только для того, чтобы разрядиться, развеяться, забыться, отдохнуть от забот и хлопот. В саду возле яблонь были вырыты траншеи. Зимой дед перекрывал их тонкими прутиками ивы, покрывал слегка соломой и припорашивал снегом. И зайцы во время ночных набегов на сад проваливались в эти траншеи. Часто попадались и в расставленные у яблонь капканы. Бывали случаи, когда даже днем зайцы в поисках корма забегали в открытую конюшню. Там мы их и ловили. Иногда молодых, небольших зайцев дед выпускал на свободу. Дед очень любил охоту на перепелов. У него была специальная сеть из ниток и гофрированная, сделанная им самим из кожи свистулька. Как она называлась, я не помню. Эта свистулька имитировала голос перепелки. Я часто ходил с дедом на охоту на перепелок. На траве на краю поля мы расстилали сетку, ложились в траву и маскировались. Дед этой свистулькой имитировал голос перепелки, ее пенье, на которое слетались перепела и, садясь в траву, попадали в сеть. Я очень любил вытаскивать перепелов из сетки и складывать в специальный ящик, с отверстиями в крышке.

— 6 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой