Стр. 60

13.09.1994 г.

…Раскулачивание и высылка у нас, малолетних детей, не вызывала таких переживаний, как у наших родителей–кулаков, работавших от зари до зари, наживших всё честным путем и отобравших все Советской властью, коммунистами. Мы тогда по малолетству не понимали всю глубину этой трагедии.

…Читала главу о деде из Ваших «Воспоминаний». Вы описываете Центральное таким, каким я видела его в детстве: чистое, ухоженное, в садах. В середине пятидесятых я ездила к Вере в Центральное. Шофер сказал: Вот и приехали! Я бы ни за что не поверила, что это Центральное, если бы сказал это не шофер. От Центрального осталось одно название, а выглядело оно как Дубовое после цыган.

… Когда нас привезли в ссылку на север, папа как–то сказал: Ничего, детки, люди и здесь живут. И мы будем жить! И жили. Старались не тужить. И выжили.

21.01.1995 г.

…Принесут газеты, тут же все в сторону. Ведь хочется знать, что делается в мире и у нас в стране. Да, хорошего не видно. И, кажется, не предвидится. Похоже, что жить будет еще труднее и голоднее. Но это покажет время.

12.02.1995 г.

Прошла половина зимы, теплой, чуть не с дождями. Это ничего хорошего не сулит. Вообще, я ничего хорошего впереди не вижу, а думаю, что будет голод. Его начало уже ощущается. На Востоке уже голодают (из газет). Да чего удивляться, если аграрное производство как будто бы специально разрушается. Читаешь газеты и просто диву даешься: грабежи, убийства, взяточничество, коррупция, вывоз государственных ценностей без лицензий и многое другое. Как это назвать? Реформы?

Ладно, пошла политика. Оставляю ее для наших правителей. А самой хочется кричать, ругаться.

— 60 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой