Стр. 63

22 сентября 1994 года:

…О том, что папа служил в армии за двух братьев и за себя, мне известно. Я знаю, что он был каптенармусом, но в полку или при царском дворе, я не ведаю. Помню, будучи в ссылке уже в старших классах, мои подружки просили его рассказать о службе. О многом он не рассказывал, но мне запомнились его слова: Император, бывало, и за руку поздоровается, а она, стерва (императрица), и не взглянет. Знаю, что у папы были именные золотые часы за службу. Он их нечаянно уронил в колодец на хуторе. Извлечь их оттуда не смогли, так как колодец был очень глубоким. Помню, если заглянешь в него, то зеркало воды было не больше блюдца. Обо всех остальных наградах я ничего не знаю. Сразу, видимо, по малости лет, а позже старались умалчивать, дабы не навлечь какой новой беды.

…На каждом лесопункте по дороге на Архангельск и Воркуту находились ссыльные. Названия их были большей частью по расстоянию от Москвы или Коноши на Архангельск: 711 километр, 720 километр и так дальше. От Коноши на Воркуту: 6–й километр (наш поселок), потом 7–й километр, 10–й километр, 29–й километр, 31–й километр. И всюду жили и работали на заготовке леса и на строительстве железной дороги на Воркуту ссыльные или заключенные политические.

…В каждом бараке находилось, наверное, более 150–200 человек мужчин, женщин, детей. На нарах семьи располагались впритык, одна к другой. Спали одетыми, ведь под нарами лежал снег.

…Криминогенная обстановка в городе сложная. Свирепствует бандитизм, под прикрытием бизнеса процветает спекуляция. Душат нас со всех сторон, но мы всё еще существуем, не теряя надежды на лучшее будущее.

— 63 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой