Трудная дорога в разведку

В ноябре 1940 года я поступил в Таллинское военное пехотное училище.

Утром 22 июня 1941 года училище подняли по боевой тревоге. Получив боеприпасы, противохимические пакеты и трехсуточный сухой паек, построились на плацу. Начальник училища объявил о внезапном нападении фашисткой Германии на нашу страну. Мы дали клятву быть мужественными, стойкими и, не щадя своих сил и жизней, драться до последнего вздоха.

Роты получили боевое задание. На нашу седьмую пулеметную роту возлагалась охрана объектов связи и правительственных зданий. Я со своим отделением охранял государственную радиостанцию Эстонии. В дневное время над Таллином появлялись фашистские самолеты, летевшие в сторону Таллинской военно–морской базы. В морском порту стреляли из зенитных пулеметов, и в голубом небе видны были шапки разрывов зенитных снарядов. По ночам из окон верхних этажей зданий и чердаков, находившихся неподалеку от радиостанции, по нам стреляли эстонские националисты. Мы открывали по ним ответный огонь.

В первой половине июля 1941 года наше училище эвакуировалось в Славгород Алтайского края, а в конце августа передислоцировалось в Тюмень. Там в сентябре мы окончили училище, которое уже называлось Вторым Тюменским военным пехотным училищем. Нас, семьсот молодых лейтенантов, приняла 368–я стрелковая дивизия, формировавшаяся в Тюмени и в последующем оборонявшаяся под Оштой и освобождающая Вологодскую землю, Карелию, Советское Заполярье и Северную Норвегию. Забегая вперед, скажу, что из нас, семисот офицеров, вышедших в сорок первом из стен училища, в День Победы 9 мая 1945 года в живых оставалось тридцать. Остальные отдали свои жизни Родине, защищая Вологодскую землю, изгоняя врагов из Карелии, Советского Заполярья и Норвегии. Они навсегда остались лежать на берегах малоизвестной Вологодской речушки Ошты и Свири, полноводной и красивой северной реки, в лесах и болотах Карелии, в тундре Советского Заполярья и в скалах Северной Норвегии. Они до конца выполнили клятву, данную Родине в первый день войны. И среди них мои друзья–однокашники по училищу: Василий Жерносеков, Борис Арсенов, Федор Дианов, Иван Юрченко, Федор Гулев, Сергей Буянов и многие–многие другие.

С шестого ноября 1941 года наша дивизия грузилась в эшелоны и отправлялась на фронт. Мы думали, что следуем на оборону Москвы, на подступах к которой шли тяжелые бои. Но после Вятки стало ясно, что нас везут на Север. 13 ноября наш 1224–й стрелковый полк прибыл первым на станцию Няндома Архангельской области. Стоял мороз. Организованно и быстро выгрузили лошадей, орудия, походные кухни, армейские брички, сани–розвальни, боеприпасы и продовольствие. Выгрузкой интендантского имущества руководил незнакомый лейтенант–хозяйственник. Подойдя к нему, я спросил, можно ли взять пару валенок. Он увидел на моей левой руке красную повязку с надписью „Дежурный по эшелону и, посмотрев искоса на висящий на боку пистолет, сказал: Бери. Я снял с ног сапоги и, бросив их в сторону, обул новенькие серые валенки. С наступлением темноты наш полк двинулся маршем по Архангельско–Ленинградскому тракту на Каргополь. Куда едем, мы пока еще не знали. На первом же привале мои валенки, сушившиеся у костра, сгорели. Обернув ноги портянками, я уселся в сани. Вскоре подъехал командир полка капитан Чернышев и спросил, что со мною случилось. Я ответил, что сгорели валенки. Он сказал, чтобы я снял ботинки со старшины и вел бы свой взвод. На санях, сменив меня, сидел разутый мною старшина. На третий день сгорели и ботинки. Теперь в санях сидели разутыми двое — я и старшина роты. Объезжая колонну, к нам снова подъехал командир полка и, рассмеявшись, спросил меня: Ты что, и ботинки сжег?. Сжег — ответил я. Подумав, он сказал: Я знаю, у начальника штаба вашего батальона имеется вторая пара сапог, он мужик прижимистый и предусмотрительный, я эти сапоги у него реквизирую и через час–два тебе привезу. И привез. Так, в чужих сапогах, я пришел на фронт. Тогда я и не мог предполагать, что эти сапоги станут предвестником бед и событий, потрясавших меня и ставивших не раз на грань смерти.

— 67 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой