Стр. 72

В конце февраля ко мне на заставу снова пожаловал особист. Я не испугался, увидев его, но на душе стало тревожно. Входя в дом, он спросил меня, где моя лошадь. Я ответил, что она две недели тому назад сдохла от сапа и зарыта в лесу. Он сказал, что ее там нет, что лошадь съели мои солдаты. По моей спине прошел холодок, и в виски ударил прилив крови. Я понял, что это плохо кончится и для тех, кто раскопал лошадиный могильник, и для меня. Сев за стол, особист подал лист бумаги и сказал: Пиши объяснение. На листе бумаги я написал: Такого–то февраля сдохла от сапа (по заключению ветеринарной службы полка) имевшаяся на заставе лошадь, труп которой зарыт в землю в пятистах метрах от маяка. О том, что мои красноармейцы вскрыли лошадиный могильник и употребляли в пищу саповое мясо сдохшей лошади, я узнал только сегодня от начальника особого отдела полка. Поставил свою подпись и объяснительную записку подал особисту. В это время в комнату вошел мой помощник и доложил, что на заставу приехал начальник штаба дивизии майор Полосов. Я встретил его у входа и отдал рапорт: Товарищ майор! На заставе случилось чрезвычайное происшествие — красноармейцы съели сдохшую от сапа лошадь, особист полка ведет расследование. Поздоровавшись со мною, он проговорил: Ну, съели, так съели и спросил, нет ли заболевших. Я ответил, что все здоровы. И он повторил: Ну, съели, так съели. Мы вошли в комнату. Особист, поднявшись со стула, представился майору, который выслушал его и, не пожав руки, сказал: Садитесь, а я займусь по срочному делу с лейтенантом…

Начальник штаба дивизии, развернув на столе топографическую карту моего участка охраняемого побережья, спросил, имеется ли у меня такая карта. Я ответил, что имеется, и подал ему. Он мою карту положил рядом со своею. Ткнув карандашом в населенный пункт, название которого не помню, на противоположном берегу озера, сказал: Пойдешь сюда, надо установить наличие у финнов в этом районе проволочных заграждений, артиллерии и места расположения ее огневых позиций, а также состояние льда: высоту торосов и толщину снежного покрова. При встрече с финнами на льду озера в бой не вступай, немедленно отходи. С собою возьми пять–шесть человек самых крепких, хорошо владеющих оружием и лыжами ребят, отъевшихся на конском мясе.

Особиста от слов отъевшихся на конском мясе передернуло, его щеки покраснели, зрачки глаз выперлись как у морского окуня, на лбу появились крапинки пота, и он заерзал на стуле, как будто его ужалили в заднее место. Я не узнавал чекиста. Я не мог понять, что с ним случилось, почему он так взволнован. И я подумал, что он расстроен тем, что со мною могут уйти нужные ему здесь, сегодня, стукач или солдаты, вскрывшие могильник сдохшей лошади. А может, потому, продолжал я размышлять, что он уже не сможет внедрить в мою группу сексота, ибо для этого у него не было уже ни времени, ни условий.

— 72 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой