Стр. 75

Вернувшись на заставу, я ждал приезда особиста. Он не приехал. После анализа событий, происходивших накануне побега Глушкова, я пришел к выводу, что он контрразведкой направлен к финнам с каким–то заданием. Но с каким, я тогда предположить не мог. И только через два с половиной года, в сентябре 1944 года после освобождения Карелии от финских захватчиков, стало известно, что Глушков под видом дезертира был направлен в Финляндию нашей контрразведкой. Он имел задачу вести наблюдение за советскими военнопленными, находившимися в финских лагерях и выявлять среди них предателей–дезертиров и антисоветчиков, недовольных советской властью.

В марте 1942 года меня назначили заместителем командира 7–й стрелковой роты. Я обрадовался новому назначению, считая, что все беды и переживания остались позади и что такое более не повторится. Тогда я не мог и подумать, что с новым назначением меня ожидают и новые, еще более жестокие беды и потрясения.

2 апреля 1942 года, сменив 272–ю стрелковую дивизию, наша дивизия стала лицом к лицу с врагом. Наш 1224–й стрелковый полк занял оборону в районе Ошты. Моя рота находилась в резерве командира полка и располагалась в деревне Миронова.

Утром 4 апреля меня вызвал начальник штаба полка, капитан, фамилии которого не помню. Он подозвал меня к карте, лежавшей на столе, и, водя карандашом по ней, сказал: Между нашей и 272–й дивизией имеется не занятый войсками пятнадцатикилометровый стык, по которому финны могут выйти нам в тыл или нанести удар в левый фланг. Возьми взвод со станковым пулеметом и займи вот эту высоту, остановив на ней свой карандаш. Начальник связи дает тебе телефониста, телефон и кабель. Прихвати побольше патронов и гранат. Получи на семь суток паек и вперед! В 16 часов доложишь по телефону о выполнении приказа. Всё, иди! Я попросил уточнить поставленную мне боевую задачу. Начальник штаба полка взял лист бумаги, начертил на нем маршрут движения и, показывая пальцем, говорил: Выйдешь вот сюда, отсюда повернешь строго на юг и пойдешь вот по этой просеке, дойдешь вот до этой просеки, потом вот по этой просеке пойдешь на запад и по ней выйдешь на эту высоту и на ней окопаешься. Это в семи километрах от нашего левого фланга.

Ни хрена себе, высота в семи километрах от наших, погибнем мы там, — подумал я. Тут поднялся начальник связи полка старший лейтенант Аркаев и, обращаясь к начальнику штаба полка, сказал, что у него в резерве имеется всего шесть катушек кабеля по пятьсот метров каждая, а требуется четырнадцать.

Начальник штаба полка, обращаясь ко мне, сказал: Будет кончаться кабель, садись на любую высоту. И я пошел. Небо затянули тучи, валил крупными хлопьями снег, в лесу потемнело. Пробродив по лесу до вечера, не найдя просек и не выполнив приказа, я со взводом возвратился на командный пункт полка. Доложил начальнику штаба, что я высоту не нашел и вернулся в роту. Он ответил, что мною будет заниматься начальник особого отдела, и что за невыполнение боевого приказа я буду отвечать по законам военного времени. А особист уже тут как тут, как будто бы знал, что я не выполню приказа, и ждал меня. Он подал мне бланк протокола допроса и, как бы между прочим, как бы сам себе, проговорил: Ну, наконец, попался. Я спросил: Кто, начальник штаба, что ли? Ты, — ответил он. И добавил: Садись, пиши. Я коротко изложил суть произошедшего. Особист прочитал и спросил меня: Ты что, в невыполнении приказа обвиняешь начальника штаба полка? Да, — ответил я.

В это время в землянку вошел начальник штаба дивизии, приехавший в полк.

Он спросил у начальника штаба полка, занята ли высота в стыке между дивизиями. Тот ответил, что высота не занята и, указывая рукою на меня, сказал: Он не выполнил боевой приказ, с ним разбирается начальник особого отдела полка. Начальник штаба дивизии спросил у меня, что случилось. Я обстоятельно рассказал. Он, обращаясь к начальнику штаба полка и особисту, сказал: Прекратите эту мышиную возню.

Особист ушел. Начальник штаба дивизии продолжал: Выполнение любого приказа надо обеспечить материально. Выдайте лейтенанту карту, компас, и пусть он завтра утром идет на высоту. Я его знаю, он не трус. И спросил, где же компас, который он мне дал месяц назад. Я ответил, что компас отдал командиру взвода пешей разведки лейтенанту Арсенову.

— 75 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой