Стр. 76

На следующий день утром я снова ушел седлать высоту. Небо было чистым, светило по–весеннему солнце, стояла тишина. Размотав шесть катушек кабеля, я со взводом оседлал понравившуюся мне безымянную высоту и начал окапываться в снегу.

Неожиданно в утреннюю тишину ворвалась финская речь, шум поперечных пил, стук топоров и треск падающих деревьев. В трехстах метрах от нас финны строили завал. Я установил на высоте станковый и три ручных пулемета, организовал наблюдение и из первого же вырытого окопа, накрывшись шинелью взводного, доложил начальнику штаба полка о выполнении приказа и о строительстве финнами завала. В середине дня финны с веселым шумом ушли на обед. После обеда финны на устройство завала не выходили. И так длилось до десятого апреля. Финны строили завал, а мы сидели в снежных окопах, от которых уже почти ничего не оставалось. Таял снег. Еще два–три дня, и мы бы оказались перед финнами на голой высоте, как на блюдечке.

Десятого апреля днем на нас наткнулась группа финнов. Мы открыли по ней огонь из пулеметов и винтовок. Финны, отстреливаясь, с криками отошли. Вскоре они начали бить по высоте из минометов. Я отошел на выгодную для обороны высоту метров на триста ближе к своей обороне. Финны продолжали обстреливать из минометов оставленную нами высоту. Мы молчали. Позвонил начальник штаба полка и спросил, почему такая сильная стрельба. Я доложил обстановку. Начальник штаба сказал, что я принял правильное решение, отойдя на другую высоту. Всю ночь финны в сторону оставленной нами высоты пускали осветительные ракеты, изредка постреливая из пулеметов. В семь часов 11 апреля они нанесли по высоте мощный двадцатиминутный удар и, перенеся огонь в глубину, атаковали пустую высоту. Позвонил начальник штаба полка и спросил, почему в районе моей высоты такая сильная стрельба. Я объяснил. Он сказал: Немедленно сматывайся и дуй сюда, на командный пункт полка.

Мы уходили с высоты, ведя в сторону финнов огонь на ходу, создавая видимость, что нас тут много. Подходя к своим, услышали сильную артиллерийско–минометную и пулеметную стрельбу. Встретившийся со своим взводом разведки лейтенант Арсенов сообщил, что наша дивизия перешла в наступление. В деревне Миронова мы присоединились к своей роте, продолжавшей находиться в резерве командира полка.

В ночь на 12 апреля рота занималась эвакуацией раненых и убитых, не дошедших даже до первой финской траншеи. Их было много. 12 апреля я с одним взводом своей роты находился на рытье могил в деревне Перхинская. Могила — это траншея длиною пятьдесят метров, два метра шириною и такая же глубиною. Таких могил было вырыто несколько рядов. Погибших вывозили на десятках повозок. Похоронная команда снимала с убиенных обувь и верхнюю одежду, оставляя их в нательном белье, складывая их в траншею, как штабеля дров, и заваливала землею. Мои солдаты с горькой усмешкой говорили: Мы сегодня рыли могилы своим товарищам, а завтра другие будут рыть для нас.

13 апреля возвратился в роту и вместе с нею вступил в бой за высоту 113.8, оборонявшуюся финнами. По южным и юго–восточным скатам высоты имелся завал шириною до пятидесяти метров, высотою до метра из поваленных вековых елей. За ним шло проволочное заграждение в четыре кола, а далее в 40–50 метрах от него первая траншея финнов с дзотами и пулеметными площадками. Рота, застряв в этом завале, кричала Ура!, а финны ураганным огнем сотнями снарядов и мин били по нам, одновременно ведя из пулеметов и автоматов шквальный огонь по завалу. А мы, имея длинные со штыками винтовки, не могли пролезть между поваленными деревьями, а также под завалом и по нему. Вокруг рвались снаряды и мины, валившие деревья и рвавшие их на куски, пчелиным роем жужжали пролетавшие над нами осколки, свистели пули и слышались крики Помогите! Наша артиллерия и минометы огрызались редкими одиночными выстрелами: не было ни снарядов, ни мин. В этот день два командира взвода погибли, а третий, младший лейтенант Костин, оказался трусом — он прострелил себе ногу. Впоследствии его осудили на десять лет тюрьмы и отправили в штрафную роту, где он и погиб.

— 76 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой