Стр. 80

В октябре 1942 года наш полк с передовых позиций сняли и вывели на 4–5 километров в тыл, во второй эшелон дивизии. Длительное безделье мне надоело, и я как–то спросил у своего комбата, что же мне делать дальше. Он посоветовал мне набрать добровольцев, сходить в разведку, притащить пленного или оружие. И обвинение против тебя лопнет как мыльный пузырь, — сказал он. Я сформировал взвод добровольцев–разведчиков в количестве 18 человек во главе с лейтенантом Бойко. Провел со взводом несколько занятий с отработкой приемов захвата пленного, способов проделывания проходов с минных полях и проволочных заграждениях противника, а также взаимодействия группы захвата, группы прикрытия, группы обеспечения отхода и группы охраны проходов в проволочном заграждении. Особое внимание обращалось на быстроту действия и на умелое применение автомата ППШ.

В середине ноября мы вышли на участок обороны 1226–го стрелкового полка и расположились в заброшенной землянке, откуда мы ежедневно выходили в разведку к переднему краю обороны финнов. Между нами и финнами находился заболоченный участок местности с мелколесьем. Это была нейтральная зона шириною в полтора–два километра. У финнов по скатам высот проходил лесной завал шириною сорок метров, за ним проволочное заграждение в четыре кола и в сорока метрах от него их первая траншея. Там мы должны были взять в плен пулеметчика, находившегося у ручного пулемета. Направляясь к финской обороне, мы с лейтенантом Бойко на полпути к завалу, в нейтральной зоне, на маленькой высоте, заросшей молодым ельником, оставляли прикрытие — двух пулеметчиков с ручными пулеметами и санинструктора. Им ставилась задача обеспечить наш отход в случае обнаружения нас противником, не дав ему возможности отрезать нас от своей обороны.

В один из последних дней ноября мы снова вышли в разведку, оставив сзади себя прикрытие. Только подошли к завалу, как услышали стрельбу позади себя и крики финнов. Мы развернулись и цепью побежали к своим разведчикам, находившимся в прикрытии. Финны короткими перебежками обходили слева наших пулеметчиков. Мы атаковали финнов с тыла. Они начали беспорядочно удирать в свою оборону, волоча за собою убитых и раненых. Подобрав на болоте одного убитого и одного раненого финнов, два автомата «Суоми» и винтовку, мы отошли в свою оборону без потерь. Погрузили трофеи на повозку и привезли их в расположение своего полка.

На другой день меня вызвал командир полка и назначил помощником начальника штаба полка по разведке. Это назначение, считал тогда я, было для меня дороже любого ордена. Служба в разведке была интересной, престижной, хотя и очень опасной. Так я стал разведчиком.

Я хочу рассказать о трагической судьбе моего бывшего командира батальона Мустафина Вагиза Хисамовича, который своим добрым советом сходить в разведку помог мне избежать суда и попасть в разведку.

В декабре 1942 года капитан Мустафин получил назначение на должность начальника штаба 1226–го стрелкового полка нашей дивизии. Вскоре ему присвоили звание «Майор». Как известно, за состояние разведподразделений полка, за их боевую готовность и за организацию разведки в полку отвечает начальник штаба.

В январе 1943 года взвод пешей разведки полка проводил ночной поиск с целью захвата пленного. По проделанному под завалом проходу саперы должны были протащить удлиненный толовый заряд, подложить его под проволочное заграждение противника и взрывом сделать в нем проход. Разведчики рассчитывали стремительно ворваться в траншею финнов и захватить пленного. Сама погода помогала разведчикам: ветер раскачивал деревья, шумел зимний лес, валил снег.

— 80 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой