На войне как на войне

Должен сказать, что разведчики нашего полка действовали умело, смело, а порой дерзко, регулярно добывая пленных и ценные данные о противостоящем противнике. Командование полка постоянно было в курсе всех изменений, происходивших у противника, знало его состав, силы, вооружение и замыслы. Это давало возможность командованию полка принимать правильные решения на бой и выиграть его с наименьшими потерями. Вот несколько эпизодов боевых действий наших разведчиков.

Дерзкий поиск

Нам много раз приходилось ходить за языками. Помню, шел июль 1943 года. Наш 1224–й стрелковый полк занимал оборону в районе Ошты. У деревни Коромыслово фашисты находились от нас в 250–300 метрах. Их первая траншея проходила по скатам высот, обращенных к нам, и пересекала дорогу от Ошты на Вознесенье. Ошта и Коромыслово были разрушены огнем вражеской артиллерии и сожжены. Перед траншеей финны установили проволочное заграждение в несколько рядов, а там, где оно пересекало дорогу, стоял станковый пулемет, у которого дежурили два солдата. Этих солдат мы и должны были взять в плен.

К операции готовились тщательно. Определили время смены пулеметчиков, ходы сообщения, места расположения других вражеских огневых точек. В тылу у себя выбрали участок, похожий на местность, занимаемую врагом. Вырыли такую же траншею, поставили заграждение и заминировали. Всё сделали так, как было у противника. И стали репетировать захват языка.

И вот наступило время боевой операции. До темноты наблюдали за всем, что происходило у противника. Ночь с 15 на 16 июля выдалась безветренной, небо чистое–чистое, ни единой тучки. Тишину нарушали лишь отдельные выстрелы и редкие пулеметные очереди. Погода нам явно не благоприятствовала. Разведчик Решетников подполз ко мне и сообщил, что со стороны врага слышны голоса большого количества людей и подозрительные шорохи. Вместе с командиром взвода старшим лейтенантом Бойко мы подобрались к проволочному заграждению. Ждать пришлось недолго: в ходах сообщения промелькнуло несколько теней. Вернувшись, стали обсуждать положение. Было ясно: враг нас ждет.

Несколько дней назад левее от нас проводила поиск разведрота дивизии. Бойцы жили в наших землянках и знали, что будем брать языка у Коромыслово. Во время боя один солдат из разведроты пропал без вести. Может, он оказался в лапах врага…

Позвонил командиру полка майору И.В. Ивановскому и доложил обстановку. Я получил разрешение действовать по своему усмотрению. Операцию отложил.

Утро оказалось таким же тихим, как и ночь. Ярко светило солнце. Стал советоваться с разведчиками: что делать? И тогда Решетников предложил брать языка утром. Риск, конечно, огромный, но другого выхода не было.

Приказал командиру взвода, находившемуся в деревне Коромыслово, направить в траншею десять бойцов с задачей периодически стрелять из винтовок по огневым точкам и наблюдателям противника, чтобы не давать им возможности вести непрерывное наблюдение за передним краем нашей обороны. В девять часов разведчики по кювету поползли вдоль шоссе. Бесшумно разрезали низ проволочного заграждения, сняли несколько замаскированных в земле мин. И когда до траншеи оставалось 15–20 метров, группа захвата сделала быстрый бросок, такой быстрый, что финны, находившиеся у пулемета, не успели даже открыть огонь.

Железков и Агеев схватили одного фашиста, заткнули ему рот кляпом, связали и потащили. Решетников и Щумаков то же самое сделали с другим.

Только на опушке рощи, в 150 метрах от вражеской траншеи, вокруг смельчаков со свистом зароились пули, заухали взрывы мин. Когда поисковая группа находилась у своей траншеи, осколком снаряда легко ранило Щумакова и одного пленного убило.

Оставшийся в живых фашист рассказал, что несколько дней назад соседняя рота финнов захватила нашего разведчика. Боец не выдержал пыток и сообщил о готовящемся нами поиске. Командир вражеского батальона посадил на ночь в засаду пятнадцать автоматчиков для встречи нашей группы. Утром засада была снята. Финны не подумали о том, что днем пойдем за языком. Боевых подвигов было немало на счету опытных фронтовых разведчиков Железкова, Решетникова, Агеева, Щумакова и других. Все они сибиряки.

Позже, в одной из разведывательных операций, Железков и Щумаков погибли. А вот Николай Иосифович Решетников жив. Всю войну он находился на переднем крае, привел не один десяток пленных, добыл много ценных документов и сведений о противнике. Воевал на Вологодщине, в Карелии, Заполярье, освобождал Польшу. Сейчас живет в Тюмени. Он пенсионер. Почти всю войну вместе в Решетниковым в разведку ходил Филипп Алексеевич Агеев. Он был человек большой силы воли и бесстрашия.

Агеев прикрывал Решетникова и всегда бил врагов без промаха. Филипп Алексеевич жил в селе Армизонское Тюменской области. В 1975 году он умер.

— 82 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой