Стр. 85

Однако вернемся к допросу пленных. Делать записи мешает маскхалат. Я его снимаю. Пленный, увидев на моих плечах офицерские погоны, вскакивает с табуретки, смотрит удивленно на меня и задает вопрос, какое у меня звание. Переводчик отвечает: капитан. Пленный говорит, что у них офицеры в разведку не ходят. И тут же спрашивает, что я буду за него иметь: дадут надел земли, денежное вознаграждение, орден или повысят в звании?

Пришлось ему объяснить, что землю имею, что она у нас общая, что частной собственности у нас нет, что я воюю не за деньги и награды, а за честь и свободу своей Родины, первого в мире государства рабочих и крестьян, что воюю за свой народ, за свой домашний очаг, за освобождение от захватчиков нашей советской земли. К этому добавляю, что за эту операцию орден обязательно получу и могу быть повышен в должности и звании. Пленный оказался санинструктором 9–й пехотной роты 9–го пехотного полка 7–й пехотной дивизии финнов.

После него перехожу к допросу второго пленного. Оказывается, мы разгромили гарнизон роты. Мы были рады. Операция проведена успешно. Приказ командования выполнен. В бою наши бойцы, сержанты и офицеры показали беспредельную преданность Родине, проявили мужество, отвагу и храбрость, солдатскую смекалку и умение бить врага в его обороне. Ведь за два года нахождения в обороне это первая операция наступательного характера, проведенная подразделением нашего полка. Операция показала наше моральное превосходство над врагом, возросшее боевое мастерство пехотинцев, минометчиков, артиллеристов и саперов. Она показала превосходство нашего вооружения над вооружением врага. Мы теперь не те, какими были в 1941 году. Мы готовы к боям за освобождение Вологодской земли от оккупантов. В масштабе всего Советского фронта это маленькая операция. Но для нас, находившихся в обороне уже два года, значительная операция. Значительная не по масштабам участвовавших в ней сил и средств, не по объему и глубине задач, а по результатам: она показала, что мы можем не только обороняться, но и наступать, что оборона врага не является для нас неприступной.

В этой операции отличились многие. В их числе парторг автоматчиков сержант Муравьев, старший сержант Кайкунов, который, будучи тяжело раненым и обливаясь кровью, подавал команды: Ребята, вперед! Отличились сержант Дубинский, лейтенант Токарь, старший лейтенант Чувашов и многие другие, фамилии которых в памяти не сохранились. Ведь с того далекого времени прошло более 50 лет.

Все отличившиеся были награждены орденами и медалями. Я получил орден «Отечественной войны 2–й степени». После проведенной разведки боем было много других разведывательных операций — ночных поисков, засад в тылу врага и смелых дневных налетов на объекты противника. Разведка полка была активной, держала инициативу в своих руках, регулярно добывала языков, ценные документы и сведения о противнике. Она действительно, выражаясь образно, была глазами и ушами славного полка. Успех наших разведчиков объяснялся неукротимой любовью к своей социалистической Родине и жгучей ненавистью к захватчикам, бесстрашием, воинской смекалкой и хитростью, хладнокровием и выдержкой там, где это надо было с одной стороны, и стремительностью действий с другой, умением быстро и правильно ориентироваться на местности и в создавшейся обстановке.

Эти качества были присущи не только тем разведчикам, о которых я уже упоминал, но и многим другим.

— 85 —

Вы можете поделиться своим мнением о прочитанном, оставив комментарий.

Опубликовать личное мнение

вверх

Все права принадлежат Владимиру Коваленко и Надежде Ченковой